Это очень старый рассказ, я выкладывала его в ЖЖ семь лет назад, и только один человек из всех прочитавших, точнее, прокомментивших, заглянул в самую суть. Вот интересно стало, а сейчас сколько заглянут?:)) Все-таки с тех пор много воды утекло, и френдов у меня убавилось/прибавилось, вряд ли даже из старых-то его кто помнит.
Короче, рассказ под катом. Длинный, как обычно, я коротко никогда не умела.

Read more... )
После общаги каморка на чердаке казалась мне царским дворцом. Я переехал туда летом, от раскаленной крыши в каморке было нечем дышать, и я отдавал себе отчет в том, что зимой в ней будет невыносимо холодно, но мне это не мешало. Я наслаждался тишиной и покоем. Никто не орет справа, не слушает тяжелый рок снизу, не бахает гантелями в пол сверху, не скрипит кроватью в буйном экстазе слева. Никто не бегает по коридору с воплями «ребя, у кого есть зарядка к айпадику?», не входит в комнату, не вытерев ног, хотя на улице слякоть и грязь. Нет бесконечных вечеринок (читай – пьянок до упаду), никакие нетрезвые девицы не вваливаются к тебе в комнату в три часа ночи, рыдая и размазывая макияж, потому что «Санек из третьей меня бросил, сука!» Ну какое, какое мне дела до Санька из третьей или Петра из четвертой? Да и до этой малознакомой девицы, если уж на то пошло? Почему я должен выныривать из сладкого сна, утешать ее, искать курево и выпить, а потом еще отбиваться от ее внезапных поползновений?
Но все это мне приходилось терпеть пять университетских лет, а теперь довольно. Баста, карапузики, кончилися танцы. Теперь я живу один, и хрен кто ко мне придет без приглашения – а приглашать я никого не намерен. Одиночество рулит!

Read more... )
snake_elena: (Default)
( Mar. 9th, 2013 09:25 pm)
Потерпев сокрушительное фиаско с Изольдой Филипповной Гиацинтовой, Ромуальд Парфеныч впал в жесточайшую хандру. Как человек мужественный и волевой, он никому этого не показывал, кроме лучшего друга Бестиария, да и дома-то старался сдержаться, только Бестиария не проведешь. Он все видел, все понимал и старался, как мог, Ромуальда Парфеныча утешить: встречал с работы, ужинал вместе с ним за столом и даже, превозмогая отвращение, спал вместе с Востриковым под одеялом, хотя на самом деле терпеть этого не мог – жарко там внутри, душно и тесно – не раскинешься в свое удовольствие.
под катом 9 тыщ знаков )
Долгая, студеная, надоевшая зима подошла к концу. Солнце пригревало все сильнее, огромные сугробы сначала осели, потом почернели и начали таять. Зажурчали ручейки, показалась земля, быстро высох асфальт. Дамы сбросили опостылевшие шубы и шапки, замелькали голыми коленками, зацокали каблучками.
Весна наконец-то наступила, и Ромуальд Парфеныч Востриков, вы не поверите, влюбился. Раньше-то ему с дамами не везло, все клуши какие-то попадались, кудахтали над ним, рвались накормить и постирать, будто он немощный какой и сам не умеет суп сварить или полы помыть, да еще и называли его дурацкими прозвищами, а ведь Ромуальд Парфеныч своим именем гордился. И тут она. Нет, что это я? ОНА! Воздушная, неземная, на каблучках и с коленками, и зовут ее так романтично – Изольда Филипповна Гиацинтова.
под катом 9 тыщ знаков )
Ромуальд Парфеныч Востриков, главный бухгалтер небольшой конторки под пышным названием «Росмоспотребснабсбыт», неизвестно каким чудом сохранившейся до наших дней, тщательно наточил карандаш и нацелился острым графитным кончиком в самый центр белого листа.
-Девственно белого листа, - поправил себя Ромуальд Парфеныч и вывел красивую округлую букву «Р».
Read more... )
snake_elena: (Default)
( Aug. 1st, 2011 12:45 am)
Мне шестьдесят три года и я ненавижу своего мужа.
Смешно, правда? Вот напиши я – «мне двадцать пять, и я ненавижу своего мужа» - и это выглядело бы серьезно. Нет, не просто серьезно – это выглядело бы трагически! Повод кинуться ко мне, утешать, объяснять, что жизнь еще только начинается, что она бывает- ах! – ужасно жестокой, но не нужно отчаиваться, ты еще так молода и красива, у тебя все еще впереди, оставь его, начни все сначала… Все примерно представляют, как бы это выглядело, и я в – в первую очередь. Молодым кажется, будто мир вертится вокруг них. В сущности, так оно и есть – мир действительно вертится вокруг молодости (тоже глупо, если вдуматься – сам-то мир уже давно не молод. Может, поэтому его и тянет к чужой молодости, как уставшего странника – к чужому костерку, погреться около него и зарядиться чужой бодростью?). Все для молодых и ради молодых – одежда, обувь, диеты, кремы, шампуни, косметика. Все для них, юных, беспечных и красивых уже потому, что они молоды, юностью своей красивы. Вы видели где-нибудь показы «Высокой моды для старух»? Ну, ладно, не для старух – для пожилых женщин, переваливших через гребень горы и потихоньку начавших шагать вниз? Разрабатывает кто-нибудь для них косметику, кремы, шампуни? То есть, конечно же, да, разрабатывают, но толку от всего этого – ноль, и я уверена – вся причина в том, что никому это по-настоящему не нужно. Чего ради стараться ради этих теток, которым осталось коптить небо всего ничего? Хороши будут и так, со своими морщинами и потускневшими волосами. Если очень приспичит, пусть сделают подтяжку – одну, две, пятнадцать, и превратятся в живых мумий, на которых нельзя смотреть без содрогания. Есть примеры, есть, не счесть им числа… Мебель, наконец – специальную такую удобную мебель для женщин за шестьдесят, чтобы было куда поставить уставшие ноги, и им было бы удобно, и они перестали бы ныть? Они ведь ноют не от болезни; просто потому, что из них ушла молодость, они слишком много километров успели отшагать по этой грешной земле, и теперь все эти километры, помноженные на перенесенные женщиной за жизнь грузов (начиная со школьных учебников, коляски с младенцем – кто-нибудь подсчитывал, сколько килограммов поднимает молодая мама до тех пор, пока ее драгоценный младенец не начинает сам уверенно ходить ножками? Сумок с продуктами для всей семьи, в том числе и для горячо любимого мужа, мокрых, постиранных пеленок, которые нужно развесить на веревку? Один утюг, зараза – вроде бы и легкий, но если помножить утюгокилограммы на время длиной в жизнь – боюсь, любая женщина побьет рекорд любого тяжеловеса!). А теперь уставшие ноги ноют, и поясница ноет, но никто не озаботился изобретением специальной, комфортной мебели для нас, женщин после шестидесяти – и до самой смерти. Нет, все для молодых. Возможно, это правильно – кто знает? Мы свое уже отжили, и потихоньку становимся ненужным, лишним грузом для тех, кто молод сейчас. Мы скучны, потому что слишком умны. Наш долгий и нелегкий опыт кажется им грубым и неинтересным – ведь у них, умных, красивых, длинноногих, по моде одетых – у них все, все будет по-другому, не так, как у этих глупых теток, не сумевших правильно прожить свою жизнь! Ха-ха. И еще раз ха-ха.

осторожно, под катом 17 тыщ знаков )
Ну, вот такая очередная рождественско-новогодняя сказка. Как всегда, в типично сентиментальном стиле, и не говорите, что я вас не предупреждала. Я, кроме розовых соплей, ничего не умею, вы же знаете.


Read more... )
snake_elena: (Default)
( May. 13th, 2009 11:57 pm)
Мама всегда знала, как лучше.
Когда к ним в детский сад пришли тренеры и стали уговаривать, чтобы ее отдали к ним в секцию спортивной гимнастики, мама взвилась до потолка. «Там калечат детей», - отрезала она, когда воспитательница робко сказала, что, может быть, имеет смысл отпустить такую способную девочку в спортивную секцию. «А я своей дочери не враг».
Тогда она ничуть не расстроилась, потому что была еще маленькой, не знала, что такое секция, спортивная гимнастика, Олимпийские игры и перспектива. Не поняла и слов тренера: «Ваша девочка просто уникум. Такие встречаются одна на десять тысяч». Правда, когда позже по телевизору они вместе смотрели какие-то соревнования, ей понравилось, как девочки красиво ходят по бревну и выполняют упражнения на брусьях, но в общем чувства потери не было.

13 тыщ знаков )
snake_elena: (Default)
( May. 13th, 2009 11:57 pm)
Мама всегда знала, как лучше.
Когда к ним в детский сад пришли тренеры и стали уговаривать, чтобы ее отдали к ним в секцию спортивной гимнастики, мама взвилась до потолка. «Там калечат детей», - отрезала она, когда воспитательница робко сказала, что, может быть, имеет смысл отпустить такую способную девочку в спортивную секцию. «А я своей дочери не враг».
Тогда она ничуть не расстроилась, потому что была еще маленькой, не знала, что такое секция, спортивная гимнастика, Олимпийские игры и перспектива. Не поняла и слов тренера: «Ваша девочка просто уникум. Такие встречаются одна на десять тысяч». Правда, когда позже по телевизору они вместе смотрели какие-то соревнования, ей понравилось, как девочки красиво ходят по бревну и выполняют упражнения на брусьях, но в общем чувства потери не было.

13 тыщ знаков )
snake_elena: (Default)
( Dec. 22nd, 2008 11:26 pm)
Вот тут у [livejournal.com profile] s0no прекрасный рассказ про пуделя Чарли и вредного кота Василия. Я прочитала, восхитилась и решила выложить свою старую рассказку, которую вряд ли читали многие из моих френдов.
Вот она: про кошку и собаку.
snake_elena: (Default)
( Dec. 22nd, 2008 11:26 pm)
Вот тут у [livejournal.com profile] s0no прекрасный рассказ про пуделя Чарли и вредного кота Василия. Я прочитала, восхитилась и решила выложить свою старую рассказку, которую вряд ли читали многие из моих френдов.
Вот она: про кошку и собаку.
snake_elena: (lady)
( Nov. 11th, 2008 02:12 am)
Боль накатила внезапно. Вот только что она сидела и лихорадочно барабанила по клавишам, дописывая очередной отчет, доклад или справку, и вдруг замерла, не в силах шевельнуть рукой или вдохнуть.

под катом очень странный рассказ на 10 тыщ знаков. Я его сама не очень понимаю. Наверное, лучше его не читать )
snake_elena: (lady)
( Nov. 11th, 2008 02:12 am)
Боль накатила внезапно. Вот только что она сидела и лихорадочно барабанила по клавишам, дописывая очередной отчет, доклад или справку, и вдруг замерла, не в силах шевельнуть рукой или вдохнуть.

под катом очень странный рассказ на 10 тыщ знаков. Я его сама не очень понимаю. Наверное, лучше его не читать )
snake_elena: (Default)
( Jun. 3rd, 2008 04:48 pm)
-Нет, все-таки я не понимаю. - Таня решительным жестом отодвинула чашку с недопитым чаем, такую простую белую полупрозрачную чашку, и театрально развела руками. - Совершенно не понимаю. Ну что это за жизнь такая, а?
-Такая жизнь, - смущенно пожала плечами Марина и порозовела. - Как у всех.
многабукафф )
snake_elena: (Default)
( Jun. 3rd, 2008 04:48 pm)
-Нет, все-таки я не понимаю. - Таня решительным жестом отодвинула чашку с недопитым чаем, такую простую белую полупрозрачную чашку, и театрально развела руками. - Совершенно не понимаю. Ну что это за жизнь такая, а?
-Такая жизнь, - смущенно пожала плечами Марина и порозовела. - Как у всех.
многабукафф )
snake_elena: (Default)
( Apr. 23rd, 2008 02:58 am)
Как надрывается телефон, она услышала еще на лестнице. Он вопил совершенно истерически, с надрывом, и Рита обреченно поняла, что это звонит мама. Ноги сами ускорили шаг, и Рита успела пробежать два пролета вверх прежде, чем усилием воли заставила себя остановиться.
-Ну нет, так не пойдет, - вслух произнесла она, вцепившись в перила. - Решила уже все, так чего ж я опять-то?
И стала подниматься дальше, но теперь нарочито медленно, аккуратно ставя ноги на ступеньки и зачем-то считая каждый звонок.
Read more... )
snake_elena: (Default)
( Apr. 23rd, 2008 02:58 am)
Как надрывается телефон, она услышала еще на лестнице. Он вопил совершенно истерически, с надрывом, и Рита обреченно поняла, что это звонит мама. Ноги сами ускорили шаг, и Рита успела пробежать два пролета вверх прежде, чем усилием воли заставила себя остановиться.
-Ну нет, так не пойдет, - вслух произнесла она, вцепившись в перила. - Решила уже все, так чего ж я опять-то?
И стала подниматься дальше, но теперь нарочито медленно, аккуратно ставя ноги на ступеньки и зачем-то считая каждый звонок.
Read more... )
…толком не успеешь передохнуть, руки еще болят, потому что сумки неподъемные, тащишься с базара, как орангутанг, разбери их еще, все по местам разложи, крупу пересыпь по банкам, мясо разрежь на куски, чтобы потом вытаскивать удобно, овощи, фрукты по контейнерам, а уже нужно обед готовить, эти сейчас из школы придут, жрать потребуют, а в доме еще и конь не валялся, хорошо, если бульон с вечера сварен, одной рукой капусту в борщ крошишь, другой картошку с морковкой чистишь, третьей свеклу трешь, четвертой томат из холодильника вытаскиваешь, пятой мясо крутишь на котлеты, а от дверей уже "мааааама, что у нас поесть, устала, не могу", быстренько налила в тарелки, сметаны добавила, и в комнату, пылесос вытаскиваешь, а с кухни капризно "а что, хлеба нету", зараза, неужели трудно открыть хлебницу и посмотреть, бегом обратно на кухню, хлеба нарезать, масло вытащить, потому что сами ни за что не додумаются, спасибо, хоть мажут теперь самостоятельно, и обратно к пылесосу, а машинка стиральная уже трясется, отжимает, значит, нужно быстренько все вытаскивать и развешивать, а из комнаты уже "маааама, я не понимаю, как химию делать", бежишь с кучей высохшего белья, белье на кресло, учебник в зубы, так, формулы эти, ччерт, вспомнить бы, ах, да, вот оно что, объясняешь на скорую руку, а из другой комнаты "маааама, математика не получается", да что я вам, в самом деле, Эйнштейн, что ли, или кто там был, Лобачевский, кажется, да и шут с ним, так, алгебра, а квадрат плюс б квадрат, точно-точно, помню еще, не забыла, чему вас только в школе этой учат, я еще помню, а вы не понимаете ни дьявола, что там еще, ах, да, собаку выгулять забыла, вон она под дверями воет, сейчас лужу нальет, где поводок, куда поводок делся, что ж вы вечно его запихиваете, идем, идем, маленькая, ффух, успели, ну что, все уже, домой возвращаемся, там еще дел непочатый край, и в детский садик нужно бежать, как там заведующая говорила, что уж вы ребенка-то в казенный дом сдаете, все равно ж не работаете, ага, когда мне еще и маленьким заниматься, так, эти домашними задания делают, дети, я пошла, хоть бы ответили, что ли, приличия ради, так, хорошо, садик недалеко, всего два квартала, одевайся, одевайся, маленький мой, да, конечно, мама поможет, сейчас завяжу шнурки, и варежки наденем как следует, что ж ты так плохо шапку надел, горюшко мое, вот, теперь можно выходить, холодно на улице, идем. Идем ножками, мама устала, ну ладно, ладно, возьму на ручки, что вы сегодня в садике делали, так, так, очень интересно, интересно, собака фарш не сожрала, кажется, я его забыла в холодильник убрать, дети, разденьте малыша, малыша разденьте, кому сказала, нет, не дозовешься никого, да стой же ты, не вертись, господи, почему от твоих сапог всегда такие лужи, ах это не от твоих сапог, собака паршивая все-таки надула, мамочки, куда ж я тряпку-то засунула, ах, да, на балконе, иди, иди, садись на горшочек, сейчас мама вернется, так, лужу замыла, ужин нужно срочно готовить, этот вот-вот вернется, вечно с работы недовольный возвращается, а я пол в спальне, между прочим, так и не помыла, ты покакал, малыш, сейчас я тебя помою, погоди чуть-чуть, так, котлеты в панировку, что это, масло растительное кончилось, как это я так оплошала, ведь все записываю, а, ну да, масло как раз и не записала, теперь в магазин бежать, дети, быстренько сбегайте в магазин за маслом, да-да, именно ты, у меня сковородка горит, ужин нужно готовить, и не делай недовольное лицо, можно раз в день и матери помочь, знаю я твой реферат, перед телевизором будешь весь вечер сидеть или в интернете торчать, ах, конечно же, где мне понять, разумеется, ты материал для реферата ищешь, а не в чате сидишь, не заговаривай мне зубы, беги в магазин, а, ты можешь и без ужина обойтись, а отец не может, он смену у станка отстоял, ффух, ушла, удивительно, малыш, куда ты залез, это краска, я завтра стенку красить собиралась, да черт побери, теперь тебя нужно чем-то оттирать, выключи немедленно эту дурацкую стрелялку, я ее выкину в ведро, сил нет смотреть, как ты с бессмысленным видом сидишь перед монитором и жмешь на клавиши, господи, кто придумал, что дома сидеть хорошо, так, картошку помять, молоко вскипятить, спасибо за масло, да, хорошо, можешь в интернет, привет, как дела, устал, я понимаю, да, а, ну конечно, где мне понять, я-то целыми днями дома сижу, не утруждаюсь особо, да, ужин готов, да, как ты любишь, и огурчики вот, кино, говоришь, хорошее, да, посмотрю с удовольствием, только малыша уложу…
…тихо, темно…мать честная, два часа ночи, это я, видимо, малыша укладывала и сама заснула, ну что ж, сколько тут спать осталось, через четыре часа вставать, подвинься, маленький, мама немного подремлет…
Наташка сидела на широком подоконнике, обхватив руками коленки, и смотрела на цветущий куст под окном.
Леля влетела в комнату, разгоряченная солнцем и прополкой, вытащила из холодильника полуторалитровую пластиковую бутылку с самодельным квасом, и коричневая пенная струя весело хлынула в кружку, суля прохладу и удовольствие.
-Ты, что ли, тоже пиво все время пьешь? А водку? - послышался с подоконника
деловитый детский голосок.
Леля поперхнулась и закашлялась.
***
Read more... )
Наташка сидела на широком подоконнике, обхватив руками коленки, и смотрела на цветущий куст под окном.
Леля влетела в комнату, разгоряченная солнцем и прополкой, вытащила из холодильника полуторалитровую пластиковую бутылку с самодельным квасом, и коричневая пенная струя весело хлынула в кружку, суля прохладу и удовольствие.
-Ты, что ли, тоже пиво все время пьешь? А водку? - послышался с подоконника
деловитый детский голосок.
Леля поперхнулась и закашлялась.
***
Read more... )
И в пять лет, и в пятьдесят можно умирать и вновь возрождаться к жизни, всего лишь поймав тот самый взгляд, которого так долго ждала.

Алена влюблялась бессчетно, и каждый раз казался ей тем самым, главным, последним и на всю жизнь.
Они сидели на одной парте, и смешной мальчик в круглых очечках ухаживал за ней преданно и трепетно. Он угадывал каждое ее желание, даже невысказанное, протягивал ручку, карандаш и ластик, помогал решать вредные примеры и подсказывал английские слова. Он постоянно бубнил ей что-то в ухо, вызывая этим безмерное раздражение. Но так приятно было, когда он на виду у всего класса хватал Аленин портфель, оттягивающий руку, и нес его, шагая, как преданный рыцарь, чуть позади. Он оглядывался по сторонам с воинственным видом, словно говоря - а ну, попробуйте, подойдите! Кто посмеет обидеть ее, если рядом я!

Он пригласил Алену на день рождения и умолял не приносить ему подарок.
-Главное, что ты придешь сама, - твердил он. - Больше мне ничего не нужно.
Алена пришла, и подарок принесла - это прилично. Без подарка все станет слишком очевидным, а она этого не хотела. Не хотела подавать ему напрасные надежды - ведь если по правде, то Алена его вовсе не любила. Ей нравилось, как он на нее смотрит, и даже вихор надо лбом топорщится при этом как-то необычно. Ей нравилось, что он не видит больше никого вокруг, а ведь в классе много девочек красивей Алены, но он их просто не замечает. Алена казалась себе такой важной и нужной и чувствовала, что эта любовь поднимает ее на невиданную раньше высоту, а остальные девочки отчаянно ей завидуют, потому что больше ни у одной нет такого преданного рыцаря. Другие мальчишки ухаживают попросту, по-школьному - стреляют жеваной бумагой из трубок, дергают за косички и подкладывают лягушек в портфели. Они стесняются своих чувств - а он не стеснялся. Ему нравилось их проявлять. Однажды он сказал, что этому научил его папа - он говорил, что нет на свете никого прекрасней Женщины. Женщин нужно обожать - им это нравится. Женщинам необходимо делать подарки - они становятся мягче и добрее. Женщинам нужно рассказывать о том, какие они прекрасные - это их возвышает. И он делал ей подарки, рассказывал, какая она замечательная - других таких просто не существует, и обожал ее. И все-таки Алена держала его на расстоянии, сама не понимая, почему. Она позволяла себя любить, потому что это было приятно, но своего сердца ему дарить не желала. Она позволяла провожать себя до дома, потому что портфель был тяжелый, а по дороге ее поджидали бесконечные опасности - машины, бродячие собаки, плохие мальчишки - но не впускала в свою душу. Извечная игра женщины с мужчиной. Будь со мной, но не подходи слишком близко. Люби меня, но не надейся на взаимность. Стой, куда ты? Не уходи, у меня есть для тебя еще одно поручение. Сделал? Молодец. Теперь можешь идти, но не забудь появиться здесь завтра в это же время, и возможно, я все-таки сделаю тебя счастливым. Кто учит Женщину этим хитростям? Наверное, природа, потому что иначе научить этому невозможно.

Он надеялся. Он очень надеялся. Но однажды утром, когда Алена шла в школу, дорогу ей заступил соседский мальчик, тот, на которого она давно посматривала исподтишка. Коварно и непостижимо сердце женщины. Почему оно тянется к одному, отвергая другого? Чем этот мальчик лучше того, такого заботливого и верного? Сосед, набычившись и ковыряя носком ботинка землю, произнес:
Если я еще раз увижу, как этот очкарик провожает тебя домой… Учти, Алена, я ревнивый.

***
Очкарик больше не провожал ее домой, не подсовывал ей ручки и ластики и не дарил шоколадки. А через месяц родители, уступив его настоятельным просьбам, перевели его в другую школу, и Алена больше никогда его не видела.
А соседский мальчик с полгода подергал ее за косички, несколько раз засунул в ее портфель лягушку - и охладел к ней. Алена долго плакала и вспоминала своего верного рыцаря. Теперь она поняла, что разбила ему сердце, но уже ничего не могла исправить, было слишком поздно.

И не имеет никакого значения то, что было им всего по семь лет и учились они в первом классе.
Любви все возрасты покорны, сказал поэт и был совершенно прав.
И в пять лет, и в пятьдесят можно умирать и вновь возрождаться к жизни, всего лишь поймав тот самый взгляд, которого так долго ждала.

Алена влюблялась бессчетно, и каждый раз казался ей тем самым, главным, последним и на всю жизнь.
Они сидели на одной парте, и смешной мальчик в круглых очечках ухаживал за ней преданно и трепетно. Он угадывал каждое ее желание, даже невысказанное, протягивал ручку, карандаш и ластик, помогал решать вредные примеры и подсказывал английские слова. Он постоянно бубнил ей что-то в ухо, вызывая этим безмерное раздражение. Но так приятно было, когда он на виду у всего класса хватал Аленин портфель, оттягивающий руку, и нес его, шагая, как преданный рыцарь, чуть позади. Он оглядывался по сторонам с воинственным видом, словно говоря - а ну, попробуйте, подойдите! Кто посмеет обидеть ее, если рядом я!

Он пригласил Алену на день рождения и умолял не приносить ему подарок.
-Главное, что ты придешь сама, - твердил он. - Больше мне ничего не нужно.
Алена пришла, и подарок принесла - это прилично. Без подарка все станет слишком очевидным, а она этого не хотела. Не хотела подавать ему напрасные надежды - ведь если по правде, то Алена его вовсе не любила. Ей нравилось, как он на нее смотрит, и даже вихор надо лбом топорщится при этом как-то необычно. Ей нравилось, что он не видит больше никого вокруг, а ведь в классе много девочек красивей Алены, но он их просто не замечает. Алена казалась себе такой важной и нужной и чувствовала, что эта любовь поднимает ее на невиданную раньше высоту, а остальные девочки отчаянно ей завидуют, потому что больше ни у одной нет такого преданного рыцаря. Другие мальчишки ухаживают попросту, по-школьному - стреляют жеваной бумагой из трубок, дергают за косички и подкладывают лягушек в портфели. Они стесняются своих чувств - а он не стеснялся. Ему нравилось их проявлять. Однажды он сказал, что этому научил его папа - он говорил, что нет на свете никого прекрасней Женщины. Женщин нужно обожать - им это нравится. Женщинам необходимо делать подарки - они становятся мягче и добрее. Женщинам нужно рассказывать о том, какие они прекрасные - это их возвышает. И он делал ей подарки, рассказывал, какая она замечательная - других таких просто не существует, и обожал ее. И все-таки Алена держала его на расстоянии, сама не понимая, почему. Она позволяла себя любить, потому что это было приятно, но своего сердца ему дарить не желала. Она позволяла провожать себя до дома, потому что портфель был тяжелый, а по дороге ее поджидали бесконечные опасности - машины, бродячие собаки, плохие мальчишки - но не впускала в свою душу. Извечная игра женщины с мужчиной. Будь со мной, но не подходи слишком близко. Люби меня, но не надейся на взаимность. Стой, куда ты? Не уходи, у меня есть для тебя еще одно поручение. Сделал? Молодец. Теперь можешь идти, но не забудь появиться здесь завтра в это же время, и возможно, я все-таки сделаю тебя счастливым. Кто учит Женщину этим хитростям? Наверное, природа, потому что иначе научить этому невозможно.

Он надеялся. Он очень надеялся. Но однажды утром, когда Алена шла в школу, дорогу ей заступил соседский мальчик, тот, на которого она давно посматривала исподтишка. Коварно и непостижимо сердце женщины. Почему оно тянется к одному, отвергая другого? Чем этот мальчик лучше того, такого заботливого и верного? Сосед, набычившись и ковыряя носком ботинка землю, произнес:
Если я еще раз увижу, как этот очкарик провожает тебя домой… Учти, Алена, я ревнивый.

***
Очкарик больше не провожал ее домой, не подсовывал ей ручки и ластики и не дарил шоколадки. А через месяц родители, уступив его настоятельным просьбам, перевели его в другую школу, и Алена больше никогда его не видела.
А соседский мальчик с полгода подергал ее за косички, несколько раз засунул в ее портфель лягушку - и охладел к ней. Алена долго плакала и вспоминала своего верного рыцаря. Теперь она поняла, что разбила ему сердце, но уже ничего не могла исправить, было слишком поздно.

И не имеет никакого значения то, что было им всего по семь лет и учились они в первом классе.
Любви все возрасты покорны, сказал поэт и был совершенно прав.
В последнее время она стала бояться смотреть в зеркало. Вместо привычной, задорной, всегда улыбающейся красотки на нее из Зазеркалья смотрела чужая, очень немолодая женщина с усталыми глазами, осунувшимся печальным лицом, проблемной кожей и многочисленными морщинами. Эта незнакомка смотрела с укором, словно хотела сказать: "Ты, только ты виновата в том, что я заняла место той юной красавицы с ослепительной улыбкой, смеющимися глазами и радостью во взоре. Ты позволяла тревогам и заботам терзать ее сердце и иссушать душу, ты не думала о правильном питании, пробавляясь бесчисленными бутербродами и поглощая в неимоверных количествах вредный для кожи кофе, ты забывала о витаминах, недосыпала и мало отдыхала. Все это накладывает свой отпечаток. Смотри внимательно: эти обвисшие щеки - результат пренебрежения хорошим кремом и отложенных походов к косметичке. Эти морщины появились, потому что ты слишком много беспокоилась о пустом и никчемном. Эти черные круги под глазами возникли, потому что ты мучала красавицу бессонными ночами, совершенно не задумываясь о том, что красота нуждается в отдыхе".

Read more... )
В последнее время она стала бояться смотреть в зеркало. Вместо привычной, задорной, всегда улыбающейся красотки на нее из Зазеркалья смотрела чужая, очень немолодая женщина с усталыми глазами, осунувшимся печальным лицом, проблемной кожей и многочисленными морщинами. Эта незнакомка смотрела с укором, словно хотела сказать: "Ты, только ты виновата в том, что я заняла место той юной красавицы с ослепительной улыбкой, смеющимися глазами и радостью во взоре. Ты позволяла тревогам и заботам терзать ее сердце и иссушать душу, ты не думала о правильном питании, пробавляясь бесчисленными бутербродами и поглощая в неимоверных количествах вредный для кожи кофе, ты забывала о витаминах, недосыпала и мало отдыхала. Все это накладывает свой отпечаток. Смотри внимательно: эти обвисшие щеки - результат пренебрежения хорошим кремом и отложенных походов к косметичке. Эти морщины появились, потому что ты слишком много беспокоилась о пустом и никчемном. Эти черные круги под глазами возникли, потому что ты мучала красавицу бессонными ночами, совершенно не задумываясь о том, что красота нуждается в отдыхе".

Read more... )
(или за что я не люблю этих жывотных).

Давным-давно, когда деревья были большими, мои старшие дочери - маленькими, а я еще молодой и работала в сельской школе, потребовала моя средняя (тогда еще младшая) дочь купить хомячка. Ну, а что бы и не купить? Зверек маленький, жрать много не требует, ухода особого тоже, тем более - дочь клялась и божилась, что сама будет за ним убирать. Ну, я и повелась. Вечно я на такие вещи ведусь. Мы сходили в зоомагазин и купили красивую хомячку, бежевую такую, мяконькую. Продавщица, пряча глаза, рассказывала, как они неприхотливы в быту, объясняла, чем кормить и как за ними ухаживать, сказала, что хомяки прекрасно чувствуют себя в стеклянной трехлитровой банке, но иногда необходимо выпускать их погулять по квартире, чтобы размять ножки. Мне бы, дуре, сразу обратить внимание на ее ускользающий взгляд, но я все приняла за чистую монету. В том числе и клятвенное заверение, что девочки-хомячки исключительно привязываются к хозяевам, едят у них с рук и вообще животные страшно преданные. Короче, мы ее купили, принесли домой и торжественно посадили в новый стеклянный дом, предварительно накидав туда порванную газету и насыпав семечек и еще какой-то правильной еды.

Read more... )
.

Profile

snake_elena: (Default)
snake_elena

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Powered by Dreamwidth Studios

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags